ПАРТИЯ ДЕЛА: «Костромская мечта» призвана сделать Костромскую область флагманом развития Нечерноземья

ПАРТИЯ ДЕЛА - сравнительно молодая политическая сила, выступающая за новую индустриализацию и ускоренное сельское развитие, провела свой второй Съезд в Костроме, где заявила о намерении идти в Костромскую областную Думу, а также представила костромскому обществу своего единомышленника - главу Движения развития и Института демографии, миграции и регионального развития, известного российского общественного деятеля, человека, не требующего представления в Москве и на Дальнем Востоке, потому что он активно занимается вопросами регионального развития России, – Юрия КРУПНОВА.
На Съезде Юрий Крупнов был избран членом Федерального совета ПАРТИИ ДЕЛА. О неспокойной политической ситуации в России, о противоречивой экономической и финансовой политике в нашем государстве, об альтернативном курсе – курсе развития, об отношении к молодежи и о «костромской мечте» как способе развития региона Юрий Крупнов рассказал читателям «СП».

- Юрий Васильевич, ПАРТИЯ ДЕЛА открыто выступает против неолиберального клана в правительстве. А каково отношение партии к оппозиции, ведь среди них также много либералов?
- Наша оппозиция никак не может избавиться от наследия 90-х годов и продолжает двигаться, так или иначе, неолиберальным курсом. Рассмотрим его на примере Костромской области. В 2000-х годах здесь производили 232 тысячи тонн молока, а сегодня производится 111 тысяч тонн молока. То есть только с нулевых годов производство молока упало в два раза – и это несмотря на тучные нефтедолларовые пятнадцать лет!
Или другой показатель – лен, который всегда был традиционной культурой для области – в 2000 году было засеяно 5 тысяч га, а сегодня едва 500 га. То есть посевы льна в льняной житнице России упали в 10 раз. Снижение показателей и по другим культурам, например, в 2000 году сеяли 16,5 тысячи га картофеля, а сейчас едва 10 тысяч га.
Это и есть суть неолиберальной политики – неизбежная системная деградация базового хозяйства даже в период колоссальных сверхдоходов от нефти.
Сегодня в стране нет политической силы, которая была бы за промышленников и аграриев, за новую индустриализацию. ПАРТИЯ ДЕЛА вынуждена начинать формировать такую силу.

- Сегодня Путин - гарант безопасности в России. Запад раскачивает политическую лодку, мечтая об украинском сценарии, о майдане в России. Поддерживаете ли вы такую точку зрения? Насколько возможно дестабилизировать ситуацию в России и какими методами?
- Это не фантастическая возможность, а прямая угроза. И в основе этого – монетарная экономическая политика, где нет внимания к реальным хозяйственным фактам, в частности, которые я назвал по молоку, по льну и прочему, а есть абстрактные макроэкономические показатели, и основные силы направлены, в лучшем случае, на борьбу с инфляцией.
Наша страна критически недомонетизирована. Кредиты у нас сверхдорогие и трудно получаемые, то есть нет даже оборотных средств, не говоря уже о средствах на крупные долгосрочные инвестиционные проекты. Такая политика и является нашим главным «майданом».
Показателен пример того, что происходило в ноябре и декабре с нашим рублем.  Сверхдоходы от нефти позволили несколько «припудрить» страну, но никакой жизненной модели экономики не создано. Наша задача создать эту новую модель экономики, мы называем её проектной экономикой развития, где в основе будет промышленный индустриальный труд.

- Чем Партия Дела отличается от других партий?
- Есть два ключевых отличия. Она делает дела, и ее программа направлена на предметные вопросы в килограммах, в метрах, в гектарах, в литрах молока, в тысячах тонн. То есть ПАРТИЮ ДЕЛА интересует, что реально происходит и должно происходить на уровне наших муниципальных районов, где люди и живут. И нас не интересует, как это все будет называться - капитализмом, социализмом, насколько красивыми будут абстрактные макроэкономические показатели, и прочее.
Второй важный момент заключается в нашей нацеленности на развитие. В ПАРТИИ ДЕЛА люди убежденные, у них есть идеология развития, реализуемая через конкретные проекты, действия и дела.

- Какие приоритеты в промышленном развитии России видите вы?
- Прежде всего должен быть  приоритет промышленности и новой индустриализации в экономической модели. Второе – важно, чтобы промышленность давала рабочие места и обеспечивала достойную жизнь в регионах, в конкретных муниципальных районах России. Третий момент – наша партия делает ставку на машиностроение и станкостроение как опору технологического суверенитета страны.
И четвертое – ПАРТИЯ ДЕЛА требует изменить финансовую политику и организовать в стране институт продуктивного кредита, когда Центральный банк допечатывает (эмитирует) деньги под реальные промышленные проекты. Именно так поступали Японский центральный банк в Японии и Бундесбанк в Германии в 1950-х годах, организуя соответственно экономическое японское и германское чудо.

- Как партия дела смотрит на молодежь России, в частности, как предлагает решить проблемы молодежи, - это проблема достойных рабочих мест и проблема жилья?
- Мы должны обеспечить нашей молодежи ту же базу, которую наши отцы и деды обеспечили нам. Доходы от нефти доступны нам сегодня исключительно из-за трудового подвига наших отцов и дедов в 1960-70-е годы. Мы должны нашим детям и внукам обеспечить такую промышленную систему, которая станет опорной базой их развития.
Мы должны проводить трансформацию наших городов. В рамках существующих городов и в рамках совсем новых городов нужно создавать микрорайоны развития, определенное качество жизни для молодежи, чтобы реализовать все ее таланты и способности.
Яркий пример - город Циолковский при космодроме Восточный, который я отстаивал в 2006-7-м  годах. Идея такая: строится город, куда со всех вузов России приглашаются самые талантливые молодые ученые, которые будут решать интересные прорывные задачи. К сожалению, несмотря на то что город Циолковский уже начал строиться, такая работа до сих пор не ведется.
Таким образом, для молодежи ПАРТИЯ ДЕЛА разрабатывает новый способ жизни и стратегическую занятость, позволяющие достойно и самодеятельно жить.

- Вы говорили, что собираетесь создать в Нечерноземье новую модель экономики с госпланированием и мощным участием федерального бюджета. Как вы планируете реализовать это на практике?
- Мы хотим организовать мощную коалицию развития Костромской области как флагмана Нечерноземья. Для этого надо объединить все созидательные, конструктивные силы региона.

 


Чтобы федеральный центр мог вернуть долги Костромской области и предложить долгосрочные кредиты и капитальные вложения, сама область в лице консолидированных предпринимателей и власти должна предложить единую платформу развития. Формированием такой платформы мы уже занимаемся. Это, по сути, будет система привлечения в область федеральных капитальных вложений и инвестиций.
Нам надо разработать и задать новые направления развития для Костромской области: от биоэкономики до комплексного туризма. Если мы в год привлечем дополнительно хотя бы 200-300 тысяч «долговременных» - минимум на несколько дней - туристов, это будет очень серьезная подвижка.

- «Костромская мечта», именно так вы назвали проект по доиндустриализации Костромской области. Как на практике реализовать «Костромскую мечту»?
- Глава государства принимает решение исходя из реалистичности и перспективы. Поэтому если будет предложена платформа развития Костромской области как флагмана Нечерноземья, с системой инвестиционных проектов и консолидированными силами соответственно, то у государства деньги найдутся.
Важно, что инвестиции в Костромскую область здесь будут ещё и отработкой методов подъёма Нечерноземья в целом, то есть решать проблемы по сути всего ЦФО и СФО.
К лету вполне можно определить базовую инвестиционную платформу развития области и начинать делать запрос в федеральный центр. Здесь все зависит от нас, от того, как мы слаженно сможем организовать такую работу.

 

Ксения АВДЕЕВА

Партнеры